Хорошо ли мы знаем своих детей?
14.07.2011
Вернуться в раздел "Домашние помощники"

Оглавление:

 

Что значит способный?

ХОРОШО ЛИ МЫ ЗНАЕМ СВОИХ ДЕТЕЙ?

Человек — это сложный мир идей, идеалов, замыслов, чувств, страстей, стремлений, надежд. У ребенка свой мир, с которым нельзя не считаться. Жизнь настолько сложна и многообразна, что мы не всегда можем уловить, в какой момент и в результате каких именно влияний со стороны возникли у ребенка те или иные интересы и склонности к чему-нибудь. И если мы замечаем новые интересы ребенка, их нужно принимать во внимание.

Шестиклассник Сережа, как и многие его сверстники-подростки, увлекался моделированием, коллекционированием и многими другими мальчишескими делами. Но вот он прочитал рассказы об опыте выведения новых сортов растений и был захвачен идеей преобразования природы. Он записался в кружок юного натуралиста и занимается в нем уже третий год. Сережа заявил родителям, что он решил посвятить себя сельскому хозяйству.
Ценно то, что отец помогает сыну реализовать мечту: он приносит ему книги по селекционированию, выписал ему журнал «Юный натуралист» и помогает дома ставить опыты. При такой поддержке Сережа может осуществить свою мечту — будет селекционером.

Однако не всегда легко распознать истинные стремления и интересы ребенка.
У маленькой Светланы обнаружились музыкальные данные: музыкальный слух, хороший голос. Решили приобрести пианино, стал приходить учитель. Девочка с увлечением занималась музыкой. Родители гордились успехами дочери, и у них созрело решение сделать ее пианисткой. Девочку приняли в музыкальную школу. Начались будни школьной жизни.
К огорчению родителей, Светлана охладела к музыке и учила уроки нехотя. Но отец и мать были неотступны: их дочь не только окончила школу, но и выдержала экзамены в музыкальное училище. Но здесь она окончательно разочаровалась в будущей профессии и ушла из училища со второго курса.
«Ну что вы хотите от меня? — сказала она.— Хорошим была бы я педагогом, если у меня душа не лежит к музыке!»
Итак, несмотря на некоторые природные данные и благоприятные внешние условия (систематическое музыкальное образование), музыкальные способности, по сути дела, не развились у этой девочки, музыка не стала ее призванием.

В чем была ошибка родителей Светланы, почему они ошиблись, надеясь сделать свою дочь музыкантшей? Они основывались только на ее музыкальных данных, но не сумели оценить ее возможностей, получше узнать ее интересы. А может быть, у девочки незаметно для родителей появились другие увлечения, отодвинувшие музыку на второй план.

О пятикласснике Диме отец и мать слышат только плохое: во дворе обижает ребятишек, дерзит взрослым; мать часто вызывают в школу: то набедокурил, то очередная «двойка». Родители устали от забот и тревог за сына: кем-то он вырастет? Никаких способностей они у него не обнаружили. А Дима интересуется спортом. Здесь в полной мере проявляются Димины способности: он отличный организатор, умелый тренер, спортсмен. Он физорг класса, капитан футбольной и хоккейной команд, сам хороший игрок. Под его руководством команды все время держат первенство. А вот к учению интереса нет, хотя он и может заставить себя исправить «двойку».
Классный руководитель нашел ключик к этому мальчику. Он заявил, что если Дима не станет лучше заниматься, его освободят от всех «ответственных» должностей. Дима стал заметно лучше учиться.

Родители шестиклассницы Оли тоже недовольны дочерью. Правда, учится она хорошо, но уж слишком робка, застенчива до крайности, к тому же трусиха — мышиного писка боится, да и нескладная какая-то девочка. Но вот что говорит ее классный руководитель: «Посмотрели бы на Олю, когда она занимается со своими подшефными малышами. Она вся преображается: становится взрослее, голос мягкий, задушевный, проникновенный; она снисходительна к шалостям малышей, но настойчива, когда нужно привести ребят к порядку; выдумщица на всякие игры, и дети не дождутся, когда она к ним придет. Будет прекрасным педагогом!»

Отец и мать Бориса, ученика VII класса, уже давно смирились с мыслью, что их сын ничем себя не проявит, так как у него самые заурядные данные. Это типичный «посредственник», едва усваивающий школьную программу. Учителя не ругают его, но и не в восторге от него: «Так себе ученик». А вот преподаватель черчения души в нем не чает: «Представьте себе, любой чертеж прочитает и безошибочно сделает технический рисунок. Техническое воображение у него богатое».

Его одноклассник Олег поражает всех своей эрудицией, начитанностью. Любит поговорить на отвлеченные темы. Учителя говорят о нем: «Наш философ». Конечно, он отличник. Родители надеются, что их сын поступит в университет и будет ученым. Но этот «философ», имеющий «пятерку» по физике, не смог определить простой разрыв в электрической цепи и починить звонок у себя дома.

Мы говорили сейчас о разных детях: и о хороших учениках — добросовестных и прилежных; и о плохих — лентяях, нерадивых, недисциплинированных; и о тех, кто ничем себя не проявил. Но если внимательно присмотреться к ним, у каждого есть что-то свое — свои интересы, склонности, а значит, и способности. Способны все дети.
Однако некоторые родители совершенно не замечают способностей своих детей и внушают себе (а подчас и им) мысль о бесталанности. Происходит это отчасти и потому, что такие родители не видят в ребенке того, кого бы они хотели видеть в нем, им не удается осуществить свои надежды и чаяния. Их ребенок — и вдруг заурядная личность! А другие родители просто не задумываются над тем, что такое способности, какие они бывают, зачем надо их развивать.

«Вот у сынка Андрея Степановича, говорят, богатейшие математические способности. Видно, ученым будет. Счастливая семья!»
А если скромной, нескладной на вид девочке-школьнице нравятся дети, если у нее есть желание заниматься с ними, умение подойти к ним — разве это не проявление педагогической способности? Может быть, это и есть ее призвание, которое принесет ей удовлетворение в жизни. Нужно укрепить интерес девочки к воспитательной работе, внушить ей мысль о возможности стать хорошим педагогом.

У одного ученика «феноменальная» память, пока все ему дается без особого труда, он все легко запоминает. «Способный» — говорят про него и дома и в школе. Но, надеясь на свою память, этот ученик перестает систематически повторять пройденный материал и активно работать на уроках; в результате у него развивается поверхностность мышления, память же постепенно теряет свою природную гибкость.

Другой ученик не обладает такой «феноменальной» памятью, но зато усидчив, прилежен, умеет доводить начатое дело до конца. Не всегда такой ученик слывет способным: он-де много трудится, берет усидчивостью. Но разве это не проявление способности к труду, трудиться вообще? Ведь существует даже слово «работоспособность».
Все талантливые люди, достигшие выдающихся успехов, отличались повышенной склонностью к труду, исключительной работоспособностью. Если такое качество обнаружилось в ребенке, он может достигнуть многого, и надо поощрять его трудолюбие, создавать стимулы для творческого отношения к труду.

Итак, мы часто просто не знаем возможностей наших детей.
Но нельзя и переоценивать способности ребенка, преувеличивать его возможности. У некоторых детей обнаруживаются необыкновенные художественные дарования и сметливость ума, их называют «вундеркиндами» (буквально — «чудо-дети»).

Но нередко такие смышленые, одаренные дети в дальнейшем себя ничем не проявляют и даже отстают в развитии от своих сверстников. В этом виноваты иногда сами родители, которые, уверовав в талантливость своего ребенка, привыкают к тому, что все ему дается без особого труда, без напряжения. К этой мысли привыкает и сам ребенок, у него появляется зазнайство, пренебрежение к систематическим занятиям, к труду вообще. И вот, к разочарованию родителей, их ребенок постепенно утрачивает преимущества по сравнению с товарищами, может быть, менее одаренными, но прилежными и трудолюбивыми.