Особенность работы органов чувств
11.11.2010
Вернуться в раздел "Полезные статьи"

Оглавление:

Раздел I


Если вы сейчас сидите неподвижно и читаете, то часть функциональных единиц ваших органов чувств бездействует, отдыхает, а часть работает в полсилы, в них функционирует лишь определенное число воспринимающих рецепторов. И это число постоянно меняется в зависимости от условий среды и вашей деятельности. Стало смеркаться, и произошла соответствующая перестройка рецепторных систем: в работу включилась часть резервных палочек в сетчатке глаза, они пришли на помощь колбочкам, предназначенным для дневного зрения.

Эту особенность работы органов чувств, в результате чего увеличиваются функциональные возможности анализаторов, и обеспечивается точность анализа раздражений внешней и внутренней среды организма, а также их реактивность, открыл профессор П. Г. Снякин и назвал функциональной мобильностью. Такое понимание деятельности наших анализаторов, представляющих собой систему из периферических и центральных механизмов.

Основываясь на концепции П. Г. Снякина, впервые сформулированной в 30-х годах прошлого столетия, одна из его учениц, доктор медицинских наук Л. М. Курилова говорит: «В результате деятельности анализаторов происходит не просто восприятие, возникновение ощущения, но активная настройка их на действие раздражителей внешней и внутренней среды организма. Тем самым процесс восприятия представляется не как пассивный, а как активный процесс, в результате которого происходит активный отбор биологически значимой информации. Для осуществления этого необходимо включение ряда
регуляторних механизмов центральной нервной системы, контролирующих степень активности и количество включенных рецепторных элементов...»

Во время сильного возбуждения (например, состязаний) у нас даже притупляется, а то и вовсе незаметна боль. Случается, отдельные органы чувств  выключаются. Ощущение времени тоже часто зависит от настроения, от той работы, которую мы выполняем.
Весьма существенную роль в восприятиях действительности, играет и наш возраст, а также тесно связанный с ним опыт жизни.

Видим то, во что верим


Для того чтобы воспринять (осознать) знакомый  ожидаемый образ или сигнал, требуются доли секунд, его «код» уже имеется у человека в голове. И совсем иное дело, если образ или сигнал воспринимается впервые. Его нужно постигнуть, усвоить по каким-то отдельным частям, ассоциировать с чем-то. Только тогда он представятся в полном объеме и запомнятся. На этот процесс тратится больше времени.

Например, выяснилось, что зрительные образы новорожденному видятся в перевернутом виде, «вверх ногами», и только опыт первых месяцев жизни позволяет детскому мозгу сориентировать зрение. Что касается распознавания этих образов, то они в детстве хуже, потому что у ребенка еще нет опыта и ассоциативных связей. Новая игрушка для него может оказаться такой же трудной по восприятию, как для нас незнакомый агрегат какой-либо машины. Малыш хуже распознает мелкие предметы, чем крупные.

С годами он становится смышленее, приобретает опыт и может сортировать зрительные впечатления, выделяя главное и второстепенное, реагировать на легкое движение и быстрый взгляд того, кто находится рядом с ним. Он уже не тянется ручонкой к далеким предметам, потому что знает - до них ему не дотянуться.

Однажды Ричард Л. Грегори сказал: «Мы не только верим тому, что видим, но до некоторой степени и видим то, во что верим».

Ученые проделали такой эксперимент: группе людей предложили нажимать на кнопку при вспышке света. Когда испытуемые немного привыкли к этому, в задание было внесено дополнение: если вместе со светом будет раздаваться звуковой сигнал, нажимать на кнопку не следует. При этом темп подачи световых и звуковых сигналов увеличивался. Уравновешенные, выдержанные, спокойные люди хорошо справлялись с этим заданием, тогда как люди неустойчивые быстро начинали теряться, пытались предугадать подачу звуковых сигналов, утрачивали способность управлять своим вниманием и, конечно, часто ошибались.

Замечено, что обоняние развито сильнее у нервных, эмоционально-возбудимых людей. Не по этой ли причине среди них чаще встречаются люди с аллергическими заболеваниями?

Разность людей в восприятии некоторых веществ


Вкус некоторых веществ воспринимается разными людьми в разной степени, как и то, что одни имеют пристрастие к сладкому, а другие недолюбливают его, отдают предпочтение кислому или соленому. Есть вещества, например органическое соединение фенилтиокарбамида (ФТК), которые, у одних людей (это, кстати сказать, передается по наследству) вызывают горький привкус даже при незначительном присутствии в растворе, другие же их не чувствуют, пока концентрация не возрастет в тысячу раз. А есть и такие вещества (например, экзальтолид, имеющий такую же химическую структуру, что и цибетин - сильно пахнущее мускусом вещество), которые почти не ощущаются детьми, а также людьми преклонного возраста, в крови которых совсем отсутствует половой гормон эстроген или его мало. Наиболее чувствительны к этому веществу женщины в течение одной или двух недель после менструации.

Что же касается связи самочувствия и настроения с восприятиями, то ее наблюдал каждый. При нарушениях в работе тех или иных внутренних органов, при недомогании мы часто не замечаем раздражителей, которые обязательно бы почувствовали, будучи здоровыми, а иногда болезнь приводит к искажению ощущений. Ведь на сетчатку ложится не предмет, а только «узоры» этого предмета, подчас находящегося от нас на далеком расстоянии. Их необходимо выделить среди других «узоров», которые нас не интересуют в данную минуту, это может сделать только разум. Это хорошо известно тем, кто занимается внушением, воздействуя непосредственно на мозг, вызывая в нем всевозможные образы и представления действительности. Если человек никогда не вдыхал аромат амбры, ему нельзя внушить ощущение этого запаха.

В том, что в различении изображений и предметов немаловажную роль играет наш опыт, каждый может сейчас же убедиться сам, если закроет одну треть, а то и половину (верхнюю или нижнюю) читаемой строки. Мы способны читать текст, не видя концов букв, только потому, что знаем, как эти буквы пишутся. Художники нередко пользуются такого рода знанием, создавая рисунки посредством отдельных, несоединенных между собой штрихов. Полагаясь на свой опыт и ассоциации, мы можем, увидев лишь какую-то часть предмета, представить его полностью и воссоздать в своем воображении целую картину.