Педагогические основы скаутизма
09.06.2011
Вернуться в раздел "Полезные статьи"

3. Социальное воспитание — ДУХ кооперации.

Мы уже выше говорили, что система звеньев представляет собой на редкость удачный тип организации. В звене скауты объединены как бы в семью, содружество братьев (ср. 4 закон). Подбор звена считается в скаутской практике основным условием успешной работы. Хорошие отношения между скаутами звена, их дружба устраняет всякий вред, могущий быть от соревнования между скаутами. Звено имеет свою индивидуальность, у него есть свое наименование, флажок, свои цвета, своя программа занятий.

Звенья входят в состав отряда так же, как скауты в отдельное звено. Отряды имеют также приобретаемые совместной работой звеньев характерные черты, свой характер. Соревнование отвечает интересам индивидуализации воспитания, то же самое соревнование между звеньями, отрядами, дружинами отвечает интересам социального воспитания.

Если успех каждого отдельного скаута отмечается знаками отличия, то и для отрядов и для дружин существуют отличия. Дух коллективизма, солидарности, усваиваемый скаутами при изучении 3 и 4-го законов, не дает соревнованию вызвать в душе дурные эмоции, как это имело место в иезуитских колледжах.

В особенности же, скауты проникаются духом коллективизма там, где правильно функционирует "общее собрание" скаутов звена,  отряда  или дружины. Практика моей Алуштинской дружины показала мне, что "общее собрание" скаутов дружины является вполне жизненным и дееспособным органом коллективной воли скаутов. Многие весьма успешные действия дружины обязаны своим эффектом тому, что они предварительно были выработаны "общим собранием".

Таким же жизненным учреждением является скаутский Суд Чести. Оба эти института — "общее собрание" и "Суд Чести" — служат под наставлением опытных руководителей великолепной школой общественности и гражданственности.

Солидарность между скаутами отнюдь не является пустым звуком. Она выражается не только внешне, в виде взаимного приветствия, но и в иных формах. В крымских организациях скауты всегда оказывали товарищеское гостеприимство приезжим скаутам. Обычно всякий приезжий скаут является для регистрации в местную организацию и тотчас вступает туда активным членом. Образцом скаутской солидарности могли быть встречи симферопольских и алуштинских скаутов (во время 1-го Крымского Съезда русских деятелей по скаутизму и до съезда). Эти встречи всегда приятно поражали своей сердечностью.

Дух солидарности объединяет не только скаутов дружины, скаутов данной страны, — нет, мало того, он объединяет скаутов всего мира. В одной из популярных скаутских песен вы слышите:

Много нас в родной России,
В разных странах и местах.
Учим правила святые
Мы на разных языках...
Много нас, но мы одно.


4. Соответствие практики условиям и интересам возраста.

Одним из наиболее существенных достоинств скаутизма следует считать приноровленность скаутской системы к естественным свойствам, наклонностям и интересам подрастающего поколения. Внешне такая приноровленность выражается в том, что для возраста от 8 до 12 лет существует особый тип организации — организация "волчат"; для возраста от 12 до 18 лет — обычный тип скаутской организации. Старший Скаут Крыма, генерал-майор Смольянинов (был в свое время начальником керченской дружины), приступил к формированию стаи "медвежат" (возраст детей — от 4 до 8 лет). Теперь же быстро распространяется новый тип организации, именно "роверские звенья", куда вступают молодые люди от 17 до 21 года. В руководствах, посвященных организационным вопросам скаутской системы, очень ясно подчёркивается различие в методике и содержании работы с "медвежатами", "волчатами", скаутами и роверами.

Для волчат испытания на звания и специальности существенно отличаются от скаутских или роверских аналогичных испытаний. Законы волчат сводятся к минимуму, т. к. от них нельзя ожидать устойчивых импульсов и социальных стремлений.

Как от волчат, так и от скаутов требуется идти по лестнице нравственного совершенствования и практического познания жизни, но у них нет установленных минимумов или максимумов, классов, каникул. Скаутам ставятся их руководителями цели и средства. Подбор средств зависит от личных склонностей и способностей. Захочет скаут — он будет специалистом по токарному делу, по сигнализации; не лежит у него сердце к этим специальностям — он будет коллекционером, астрономом, ботаником. Индивидуализация воспитания, проводимая в звеньях, в самой совершенной степени приноравливает характер педагогической работы к индивидуальным, а стало быть, и к возрастным условиям.

5. Трудовое воспитание.

Под трудовым воспитанием следует понимать и сообщение практически полезных сведений и навыков, и усвоение привычки к методическому, регулярному труду.

Скауты получают полезные для жизни знания и навыки при изучении специальностей. Жизнь в лагере, экскурсии, походы не меньше, чем изучение специальностей, дает умение ориентироваться в жизни и умение удовлетворять свои повседневные требования. При испытании на 3-й разряд скаут должен уметь определять стороны света, развести костер, пользуясь всего одной спичкой, и т. д.

Наряду с полезными знаниями скаут при изучении специальностей учится трудиться регулярно и следуя определенной системе. Скауты постоянно заняты, они находятся в постоянном действии. Они не боятся труда и умеют трудиться.

Я вспоминаю свою Алуштинскую дружину. Однажды мои скауты очистили помещение переделанного здания гимназии. За уборку мусора (щебня, известки и т. п.) в каждом классе солдаты из комендантского управления просили 400.000 рублей (хлеб стоил, кажется, 10 рублей летом 1920 года). Скауты убрали помещение безвозмездно. Они же убрали 10 куб. саженей дров для той же гимназии, работали все лето на детской площадке, несли санитарную службу (с громадной пользой для больных), службу связи. Я лично издал приказ, в котором предложил начальникам отрядов строго следить за тем, чтобы скауты не были перегружены работой, хотя работа эта принималась ими на себя только по личному желанию. Меня поражало и трогало поразительное рвение скаутов. Нет сомнения, что скаутизм приучает к труду и возвышенному взгляду на труд.

6. Плотный подход к жизни. Практицизм скаутской системы.

Другой стороной трудового воспитания является плотный подход к жизни. Скаут прежде всего — практик. Он не растеряется ни при каких обстоятельствах, не будет беспомощным младенцем, не могущим обойтись без помощи старших.

Полезные для житейского обихода знания и опыт с одной стороны приучают скаута к труду, с другой стороны развивают в нем находчивость, уменье ориентироваться при всех обстоятельствах жизни и знание того, что нужно делать. Сообразительность и находчивость скаутов зачастую поразительны. Скаутизм дает то, что так трудно дать школе и о чем так настоятельно говорят многие, — именно подход к жизни вплотную.

7. Воспитание чувств — культура эмоций.

Лично я обратил внимание на одну сторону скаутской системы как наиболее отличающую от прочих воспитательных систем. Эта сторона — культура эмоций: нигде и никогда не было столь сознательного отношения к жизни чувства, как в скаутизме.

Руководитель непрестанно следит за проявлением чувств каждого скаута, его общим настроением и за общим настроением всех своих ребят. По эмоциям руководитель может судить об эффекте своих педагогических приемов, общее настроение скаутов показывает ему степень успешности работы. Скауты должны быть жизнерадостны, бодры, веселы; если этого нет, значит, дело в звене или в отряде обстоит далеко не благополучно.

Но вся суть отнюдь не сводится только к созданию повышенного мажорного жизнеощущения. Этого мало. В скаутской практике руководителю вменяется в обязанность вызывать положительные чувства у своих братьев и сестер соответственным направлением деятельности. Между прочим, беседы у костра рассчитаны не столько на передачу полезных, ценных сведений, сколько на возбуждение в юных слушателях тех или иных чувств и стремлений. Такие беседы больше всего основываются на пробуждении чувства подражательности, симпатии, интереса. Много пищи для чувств дается в скаутских играх. Они возбуждают соревнование, но без зависти, т. к. соревнование происходит между друзьями. Они дают выход избытку юношеской энергии и устраняют возможность засорять свое воображение нечистыми образами.

Скаутизм ведет молодежь по пути здорового нравственного развития, он уводит ее от нездоровых и возбуждающих преждевременно инстинкты эмоций. Но скаутизм не монашество, не аскетизм, не умерщвление плоти. Наоборот! Скауты не думают о запретных для их возраста вещах по одному тому, что их физическая и духовная энергия направлены в другую сторону. Они живут только тем, что свойственно их возрасту, и живут притом полной, богатой впечатлениями жизнью.

Полнота жизнеощущения ярче всего сказывается во время скаутских праздников, где скауты самим себе демонстрируют, насколько вперед продвинулась их общая работа. Во время этих праздников сильнее всего чувствуется, что скаутизм — это гимн жизни, гимн, гармонично исполняемый духом и телом.

8. Воспитание воли.

Наибольшие достижения скаутская практика дает в воспитании воли. Всякий мальчик, вступая в скаутскую семью, проходит испытание. Цель этого испытания для новичка — установить, насколько принятый окажется в состоянии выполнять требования скаутских законов и дисциплины. Только после подготовительного периода новичок ("неженка") дает Торжественное Обещание.

Скаут вступает в Организацию по собственному желанию, находится в своей организации, пока хочет исполнять все требования, предъявленные к нему как к скауту, добровольно или в силу обязательства, принятого не только перед товарищами, но и перед самим собой.

На первый взгляд может показаться, что у руководителей такая же дисциплина, как и в армии. Но это крайне неверное впечатление. Военная дисциплина номинально основана на чувстве долга перед родиной, фактически на страхе перед наказанием. У скаутов ничего подобного! Их дисциплина, прежде всего, — самодисциплина. Над скаутом не стоит начальник с палкой в руке. Скаут сознает, что выполнение долга есть тот великий подвиг, к которому его зовут совесть и честь. Скауты не слуги, но господа, каждый скаут умеет уже несколько владеть собой и управлять своими чувствами. Принесение Торжественного Обещания является таким памятным в жизни моментом, с которого скаут действительно должен иметь свою волю, как натянутый лук, чтобы быть в состоянии идти по пути добровольно на себя принятого подвига служения ближним и родине.

Скаутская практика помогает скауту идти по пути самодисциплины и воспитания воли. Новичок обычно начинает свою работу в отряде с изучения скаутского строя, потом переходит к физкультуре и играм. На занятия скаутским строем не следует смотреть пренебрежительно, эти занятия — первое и наиболее превосходное средство к спайке звена и отряда. Такая внешняя спайка, внешняя дисциплина потом легко перейдет в спайку иного порядка. Физкультура, игры, помимо всего прочего, приучают к согласованным совместным действиям, к чувству солидарности и приучают свои стремления согласовывать с интересами общего дела. Дальше долг скаута побуждает его быть полезным и помогать другим. Он должен к концу всякого дня иметь на текущем счету хотя бы одно доброе дело. Сознание того, что такое дело сделано или не сделано, создает новые импульсы к новому подвигу. Давая отчет о сделанном своему вожаку или руководителю, скаут получает от них новый заряд энергии, новый импульс. Эти импульсы очень сильные, ведь они базируются на самостоятельности и личной инициативе самого скаута и дают удовлетворение, прежде всего, его здоровому нравственному чувству.

Скаутская система знает многие способы двигать волю скаута по пути совершенствования. Однако законы, заповеди, обычаи скаутов не похожи на монастырские уставы, они не могут быть скаутам в тягость, скаут не связан, но направляется ими.

Скаут молится о том, чтобы сегодня он был лучше, чем вчера, а завтра лучше, чем сегодня. А чтобы быть лучше, скаут действительно напрягает свою волю. Его воля не дремлет, он не может быть пассивным, инертным; наоборот, он "всегда готов".

9. Творчество.

Большая притягательная сила скаутизма заключается в том, что вся работа скаута построена на двух началах: начале добровольности и начале самодеятельности. Скаут начинает с самодеятельности в области самого легкого и малого, идет по пути совершенствования и воспитания воли, но куда же он должен прийти? К чему? В чем должно заключаться высшее проявление его личности?

Я думаю, ответ один: в творчестве. Говоря о творчестве, мы различаем в нем представление о цели, о средствах и импульсах к нему. Скаутизм создал много импульсов для творчества, он побуждает скаута искать разрядки своей энергии в действии. Скаутская практика дает средства, научает многому, что полезно для претворения импульса в действие. Цели скаут ищет сам, или ему помогает опытный руководитель.

Для поощрения и побуждения скаутов к творческим процессам, штаб моей дружины (совпадавший с советом руководителей) ввел в программу испытаний на звание скаута 3, 2 и 1-го разряда требование, чтобы испытуемый самостоятельно придумал и сделал вещь для хозяйства отряда или музея дружины. Вообще, ручной труд в наиболее легкой и доступной форме знакомит скаута с радостью достижения и процессами творчества.

Но ограничиваться только этой областью нельзя. Нужно бережно находить и лелеять всякие ростки творчества. Нужно всячески культивировать и поощрять проявления самодеятельности, ибо она есть истинный путь к творчеству. Полезно также вводить в самой широкой мере игры, развивающие сообразительность и способность к импровизации. Таких игр у скаутов много. В особенности представляется целесообразной постановка пьес-импровизаций. Создание дружинных музеев, выставок произведений скаутов дружины и т. д. — все это является способами к выявлению, развитию и поощрению дремлющих творческих сил. Старшим скаутам можно предложить также выступать с беседами на тему по их желанию. Словом, способы нахождения стимулов для творчества имеются в достаточной мере в распоряжении руководителей. И пусть руководитель помнит, что для того, чтобы творить, нет нужды быть гением. Радость творческого достижения может быть уделом всякого нормального человека, так пусть же ее знают скауты.

Привлекательность скаутизма

Мне не раз приходилось указывать на привлекательную силу скаутизма. Когда я вспоминаю свою Алуштинскую дружину, то мне, прежде всего, кажется поразительным, с каким воодушевлением скауты были скаутами. Вряд ли нас, взрослых, можно чем-нибудь так увлечь и так заполнить содержанием нашу жизнь. Что же влечет нашу молодежь в ряды скаутов? Притягательность скаутизма объясняется всем тем, что выше говорилось о скаутской практике. Рациональная постановка физического воспитания, полное внимание к личным особенностям и интересам, дружная товарищеская среда, игры, занятия, соответствующие силам и интересам возраста, сознание возможности обойтись без посторонней помощи, богатая жизнь чувств, великий, но посильный подвиг, принятие на себя рыцарского обета, радость творчества — все это, будучи осознано или не осознано, делает скаутизм крайне привлекательным для молодежи. Наша молодежь горячо ценит доверие к ее силам, принцип полной добровольности и безграничную возможность проявлять свою самостоятельность.

Кроме того, надо помнить еще следующее. В юном возрасте человек поддается воздействию среды в очень большой степени. В этом же возрасте он с трудом воспринимает все отвлеченное и требующее большого напряжения наших логических способностей. Будучи взрослым и приобретя навык к абстрактному мышлению, человек, тем не менее, легче и глубже усваивает не то, что выражено в форме отвлеченного положения, но то, что выражено в форме, говорящей не только уму, но и сердцу и воле. Так точно, или еще в большей степени, ребенку доступно выраженное в наглядной, конкретной форме. Если вы скажете юнцу: "Не пей вина, т. к. оно приносит вред", — то ваше нравоучение едва скользнет по поверхности сознания и следа не оставит. Другое дело, если вы тому же юнцу покажете фильм о всех вредных последствиях алкоголизма.

В скаутском воспитании все сообщается в самой доступной, конкретной форме. Но этого мало. Помимо наглядности во всем проводится принцип интереса. Скаут знакомится только с тем, что наглядно и интересно, все неподходящее под эти определения или говорит о непригодности руководителя к его роли, или о том, что без ущерба может быть опущено из скаутской практики.

Нельзя не признать также того факта, что скаутизм привлекает молодежь своей формой, значками, знаками отличия... В этом факте нет ничего дурного, и говорить о нем с укоризной — значит быть невеждой в педагогике. Дети, как и малокультурные народы, имеют естественное пристрастие к яркому, нарядному. Дурного в этом ничего нет. Всякий возраст имеет право на собственные вкусы. Скаутизм использует эти вкусы не в дурную, но хорошую сторону. Любовь к значкам, ленточкам, торжественным церемониям он использовал для направления воли скаута к самосовершенствованию.

Как бы то ни было, факт остается фактом, молодежь любит скаутизм и легко идет в ряды скаутов. Практика моей дружины свидетельствовала о том, что мальчики и девочки, вступавшие в Организацию, как бы перерождались, становились ревностными скаутами, вся жизнь которых была заполнена интересами, связанными с жизнью дружины. Родители и педагоги говорили мне с укоризной, что я отнял детей у них. Упрек этот меня не огорчал, ибо нужно было его переадресовать авторам, — их вина, что они не давали той духовной пищи, которую дети хотели и которую дал им скаутизм!

Радость жизни — полнота жизнеощущения

Правильная постановка дела в скаутских организациях имеет всегда определенный эффект: именно в таких организациях скауты преданы скаутизму и высоко его ценят. Скаутизм привлекает их к себе ни одной какой-нибудь своей стороной и действует не на одну какую-либо сторону сознания. Скаутизм помогает своим адептам вести жизнь интенсивную, дающую возможность выявиться всем нашим способностям.

Мало того, воспитывая в скауте активную добрую волю, мы учим его стоически переносить невзгоды жизни и как можно интенсивнее переживать благоприятные моменты. Скаут должен быть в несчастье стоиком, в счастье — эпикурейцем (в лучшем смысле этого слова). Он верен 11-му закону. Он всегда пребывает в настроении совершенной радости. Он помогает ближним и в то же время ободряет их. Он борется со скукой и буднями, заполняя свою жизнь этим красочным содержанием. Скаут претворяет повседневность в вечный праздник жизни, причем у скаутов их праздники — высшее выявление активности.

Будучи по самой природе своей оптимистами, скауты тем самым вносят в окружающую их среду светлое, доброе настроение, то настроение, которое чуждо мелким и низким чувствам, чувствам зависти, злобы, скуки, раздражения и т. д. А это великая миссия — будить уснувших, ободрять уставших, радовать трудящихся. Своим оптимизмом скауты умножают количество добра на земле и повышают его качество. В претворении серых будней в вечный праздник жизни — величайшая заслуга и наибольшее достижение скаутизма.

Скаутизм и идеал педагогики

Скаутизм и теоретически, и практически очень удачно разрешил педагогические проблемы, взяв все лучшее, что дала прежняя педагогика, и добавив то, чего ей недоставало. В самом деле, весьма ценная в педагогическом отношении идея долга пронизывает собою всю скаутскую практику. Скаут отлично знает, что честь его требует быть верным долгу. Чем старше и ответственнее скауты, тем явственнее выступает элемент долга в предъявляемых к ним требованиях. Нет нужды говорить, что во всех скаутских занятиях фигурирует элемент усилия, напряжения, но такого, где затрата энергии соответствует силам возраста и личности. Интерес вызывается общей постановкой дела, и отдельные детали скаутской практики основаны на том, чтобы быть привлекательными для скаутов. То же самое можно сказать о наглядности материала, служащего средством образования и воспитания. Для примера возьмите хотя бы характер изучения любой специальности (прачки, повара, столяра, сигналиста) — наглядность в скаутской практике проведена повсюду.

Кроме элементов долга, усилия, наглядности и интереса, скаутская система дает в своей практике богатый материал для воспитания чувств и воли, будит творческие инстинкты, проводит принцип индивидуализации воспитания и подходит к жизни вплотную, а главное — создает светлое и повышенное жизнеощущение. Все вышеприведенное дает нам право считать скаутскую систему воспитания наиболее совершенной; она, так сказать, является высшим достижением педагогической мысли.

Максим Владимирович Агапов-Таганский (1890—1973)
Скаутмастер Национальной Организации
Российских скаутов-разведчиков (Н.О.Р.С.)
1920 г.