Функциональное состояние центральной нервной системы
06.02.2010
Вернуться в раздел "Для будущих мам"

Функциональное состояние центральной нервной системы


Исходя из имеющихся в литературе данных, следует отметить, что функциональное состояние центральной нервной системы у беременных с нарушением сосудистого тонуса (гипо- и гипертензией беременных) изучено мало, а при сочетании беременности с нейроциркуляторной дистонией по гипо- и гипертензивному типу — не изучено вообще. Между тем выявление функциональных изменений различных отделов центральной нервной системы может способствовать выяснению патогенетических механизмов данного патологического состояния беременных.
До настоящего времени не проводились комплексные электроэнцефалографические и реоэнцефалографические исследования у беременных с различными формами артериальной гипотензии и гипертензии, а также нейроциркуляторной дистонии, возникшей до беременности.
Данные электроэнцефалографии у женщин с артериальной гипотензией беременных и нейроциркуляторной дистонией по гипотензивному типу при беременности.

Нами проведены электроэнцефалографические (ЭЭГ) исследования у 90 беременных женщин с различными клиническими формами сосудистой дистонии. У всех этих женщин отсутствовали клинические признаки органического поражения нервной системы.
Биоэлектрическую активность головного мозга (ЭЭГ) регистрировали с помощью 8-канального чернильнопишущего электроэнцефалографа фирмы «Огіоn» при использовании моно- и биполярных отведений. При анализе ЭЭГ основное внимание обращали на выделение доминирующего ритма, характеристику частоты, амплитуды, локализации и пространственного распределения, бета-активность, ее амплитуду и распределение. Анализировали патологические знаки, их структуру и распределение. Анализ пространственного распределения ритмов ЭЭГ и их частотно-амплитудных значений проводили по общепринятой методике.

Анализ фоновой ЭЭГ


Помимо изучения фоновой ЭЭГ определяли характер электрической активности мозга на фоне функциональных проб. В качестве функциональных проб использовали световую ритмическую стимуляцию с частотой раздражения от 2 до 30 мельканий в секунду через 1 Гц (т. е. 2—4—6 и т. д.) и дозированную гипервентиляцию (в течение 2 мин).
При анализе фоновой ЭЭГ с целью выявления возможной взаимосвязи между электроэнцефалографическими сдвигами (типа ЭЭГ) и клиническими проявлениями артериальной гипотензии беременных и нейроциркуляторной дистонии по гипотензивному типу нами проведены клинико-электроэнцефалографические сопоставления.

Альфа-ритм был в основном синусоидальной формы, хорошо выражен, модулирован, амплитуда его была достаточно высокой — от 40 до 60 мкВ, регионарные различия сохранены, индекс его выше 50%. Преимущественно отмечалась средняя частота альфа-ритма (9,0—10,5 колеб/с); высокая частота наблюдалась только у одной беременной, выраженная полиритмия — также у одной. Патологических изменений ЭЭГ (острые колебания, пароксизмальная активность) в данной группе беременных мы не выявили. Подобная оценка нормального ритма ЭЭГ соответствует общепринятым критериям. В 27± 14% случаев в группе Н встречается III тип ЭЭГ, так называемый десинхронный. Бета-ритм регистрировался преимущественно в передних отделах мозга, был разночастотным (в основном до 25 колеб/с), с амплитудой не выше 15 мкВ, что соответствовало нормальной его характеристике. Меж-полушарной асимметрии по амплитуде и частоте основного ритма ЭЭГ не обнаружено в группе Н ни у одной беременной. После проведения световой ритмической стимуляции в группе Н реакция усвоения ритма световых мельканий (РУР) отмечалась преимущественно (у 89±11% беременных) в среднем диапазоне частот (8—16 мельк/с).

Диффузная низкоамплитудная активность


После гипервентиляции у большинства беременных наблюдалось появление диффузной низкоамплитудной медленной активности. Частота альфа-ритма оставалась прежней. Патологические изменения ЭЭГ после гипервентиляции в группе Н не обнаруживались. У одной беременной зарегистрировано появление заостренного альфа-ритма, т. е. изменение формы альфа-волн.
В группе АГБ, как и в контрольной группе, I тип ЭЭГ регистрировался у 8 из 21 беременной. ЭЭГ, характеризующийся нерегулярностью, отмечен у 2 беременных; у одной женщины выявлен V тип (грубо дезорганизованный) с регистрацией патологических потенциалов в виде гиперсинхронных (с амплитудой 80—100 мкВ) острых волн медленной активности в центральных отделах мозга.

В этой группе повышается процент ЭЭГ со стертыми регионарными различиями и с модулированностью альфа-ритма. По сравнению с контролем в три раза реже регистрировалась синусоидальная форма альфа-волн, более часто отмечались заостренность и деформированность альфа-волн, наблюдались ЭЭГ с межполушарной асимметрией >30%. Амплитуда альфа-волн >70 мкВ выявлена в 38±11%. Альфа-ритм был в основном средней частоты — у 15 беременных из 21 (72±10%); у 3 женщин (14±8%) он был замедленным. Из патологических изменений ЭЭГ у одной беременной отмечались локальные острые колебания тета-волн с амплитудой до 50 мкВ в передних отделах мозга. Бета-ритм по амплитудным показателям в основном был в пределах нормы (90±7%); у 2 беременных регистрировался бета-ритм с амплитудой выше 10—15 мкВ. Низкоамплитудные медленные колебания регистрировались диффузно, но большая выраженность их отмечалась в передних отделах головного мозга. Наряду с этим у 7 (33± 11%) беременных имели место одиночные тета-волны с частотой от 4 до 7 колеб/с и амплитудой от 15 до 75 мкВ в задних отделах головного мозга, однако их индекс не превышал 9%.

Назад Увеличение острых волн