Дама, бабушка и Катюша
01.10.2009
Вернуться в раздел "Полезные статьи"

Ольга ФАДЕЕВА


Социальный работник. Казалось бы, немногие сегодня мечтают о подобной «головокружительной» карьере. Между тем, по данным комитета по социальной политике, в городе трудятся порядка 19 тыс. специалистов этой сферы. Именно сегодня, в день социального работника, мы решили задаться вопросом: каково это?

– Здравствуй, Катюша, ой, я тебя так ждала, – Ираида Ильина на двух костылях, но в элегантном кимоно провожает нас с социальным работником Екатериной Вольф на кухню. Ираиде Серафимовне нынче исполнится восемьдесят, но язык как-то не поворачивается назвать ее бабушкой – уж скорее питерская дама.

В квартире высокие потолки, простор. Круглый стол посреди кухни, вазочка с цветами. Только кучка грязного белья в углу выдает одиночество хозяйки. Муж Ираиды Серафимовны, большой начальник и доктор наук, умер лет пятнадцать назад. Семь лет, как не стало и любимого сына. Сама она – блокадница, кандидат наук, многие годы жизни отдала строительству подводных лодок в ЦНИИ имени академика А. Н. Крылова.

– Вот ваш заказ, – объявляет Катя, – морковь, творог, печенье... – на стол выкладывается нехитрый «паек» пенсионерки. – Итого 375 рублей.

Пенсия у Ираиды Серафимовны немаленькая, а вот готовить некому.

– У нее остались внуки, – шепчет мне Катя. – Но вот, видимо, не всегда им удается ей помогать...
Вся надежда на нее, Катю.

– Катенька, мне нужно печенье овсяное. Только свежее. Знаете где? На Первой Красноармейской.
– Очень удобно, – улыбается та и записывает.
– Только мягкое.
– А разве оно мягкое?
– Да, если свежее, – парирует старушка. – Геркулес, чернослив... И, если будет, – творог, но только с рынка. И нежирный.

Пенсионеры бывают требовательны, даже капризны. Для Кати — это нормальные человеческие запросы. Ничего больше. И она их без лишних слов выполняет. За десять тысяч рублей в месяц.

– А мне моя работа нравится, – рассказывает она, когда мы уже спускаемся на лифте. – В этой сфере я шестой год. С многими пенсионерами сложились очень дружеские отношения. Вот Ираида Серафимовна, например, моя первая бабушка. Сидим с ней по часу, я все про ее родственников знаю уже. Просто ее семья мне очень напоминает моих собственных родителей.

Квартира 76-летней пенсионерки Лилии Волосатовой в этом же подъезде. Это второй пункт нашего визита. Лилия Александровна и ходит сама, и готовит. Только и проблема, что тяжести поднимать нельзя.

– Для меня Катя – палочка-выручалочка, страховочка моя, – сообщает улыбчивая пенсионерка. – Вот, видите, она мне сахар принесла. Если я это все подниму – сразу слягу. Катенька, я решила-таки плиту поменять. Вот вам акт с газовиками...

Теперь Катя побежит по инстанциям. Такие просьбы — вообще едва ли не большая часть ее работы.

– Привыкаешь быстро, воспринимаешь это как свои трудовые обязанности, – рассказывает она. – Бегаешь, собираешь весь пакет документов, например, а тебе говорят: у вас тут печати не хватает. Без всяких нервов – идешь и ставишь.

Катя настоящий спец в вопросах оформления ВТЭК, дорогостоящих операций, купли-продажи земельных участков и бог знает чего еще.

– Один дедушка у меня был знаменитый «писака» во все инстанции, начиная от собеса и заканчивая президентом, – продол-жает она. – Так ему никакие продукты были не нужны. Но зато я бегала по адвокатам, в комитет соцзащиты. А одна старая дама нередко еду из ресторана заказывала...

Квартира третьей подопечной в соседнем доме от первых двух отличается резко. Причем не только интерьером – запахом. Немытая посуда, ворохи грязного белья, пузырьки из-под лекарств. Посреди стола, заваленного хламом, черная статуэтка кота. На подоконнике – тот же, похоже, котяра, только живой.

– Правда, он очарователен, – блокадница Галина Якушенко с любовью смотрит на упитанного кота по имени Стасик. – У нас их двое.

Трудно представить, как эта еле переставляющая ноги старая женщина управляется с таким хозяйством. Оказалось, вместе с ней живут дочь и внук – семнадцатилетний парень. Тем не менее бабушке не готовят. Отношения с дочерью не сложились, а подростку-внуку и вовсе не до того. Галина Николаевна ест то, что приносит Катя из магазина: творожки, фрукты, йогурты...

– Если бы не она, – показывает старушка на Катю, – я бы сухую корку жевала. Она мне самое главное приносит – еду.

– Социальная служба помогает подопечным обрести прежде всего чувство независимости, – размышляет Екатерина уже на улице. – В том числе от тех, кто живет с ними под одной крышей. Я думаю, моя задача – не сделать все за них, а научить их жить в той ситуации, в которую они попали.

Катя учится на социолога. И как раз сейчас пишет научную работу по мотивации таких людей.

– Им важно дать какой-то смысл в жизни. Пусть маленький, но значимый. Вот сидит эта бабушка дома: интересно ей, почему у нее крыша протекает. Дать ей телефон – пусть звонит в ЖКХ. Жалуется на медицинское обслуживание? Прекрасно! Пусть напишет в облздрав. Не надо делать за нее то, что она сама может. Тогда у нее появится какой-то стимул жить, ощущать свою нужность. И ощущение одиночества на какое-то время отступит.


Источник: "Санкт-Петербургские ведомости"